Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Но есть еще одна особенность газели, ярко выраженная в творчестве Хафиза. В глубоко личное стихотворение поэт вставлял один-два стиха, в которых содержался бунтарский на­мек. Именно в таком стихе Хафиз обличает под­лость и приспособленчество. Лирическая, пере­дающая сугубо личные переживания, газель вдруг получает иное звучание, она становится

манифестом вольности.

В одной из газелей Хафиз писал:

Пусть же сгинет эта жизнь — умерщвляющий яд,

Славь, певец, другую жизнь — услаждающий сот!

(Перевод В. Кочеткова.)

Так, опережая время, мечтал поэт о другой жизни — жизни свободных и счастливых людей.

КЛАССИЧЕСКАЯКИТАЙСКАЯ ПОЭЗИЯ

С начала VII в. Китай представлял собой централизованное феодальное государство, власть в котором была сосредоточена в руках императоров династии Тан. В этом мощном государстве VIII и IX века были временем не­бывалого взлета китайской поэзии. Лучшие

Ли Бо.

танские поэты Ли Бо, Ду Фу, Бо Цзюй-и яви­лись в своем творчестве подлинными выразите­лями народного духа, наследниками и про­должателями традиций поэзии «Шицзина», Цюй Юаня, Тао Юань-мина. Поэтов Ли Бо (701 — 762) и Ду Фу (712—770) обычно ставят рядом. Они современники. Некоторое время они были связаны самой тесной дружбой.

О поэте Ли Бо выдающийся китаевед ака­демик В. М. Алексеев писал, что он «в огнен­ном и ярком потоке поэзии... выразил все бес­конечное богатство народного духа».

В стихах Ли Бо мы найдем и проникновен­ный лиризм, и риторику обличения, и необуз­данную фантазию с удивительными гипербо­лами. Это Ли Бо говорит:

В струящейся воде —

Осенняя луна.

На южном озере

Покой и тишина.

И лотос хочет мне

Сказать о чем-то грустном,

Чтоб грустью и моя

Душа была полна.

(Перевод А.Гитовича.)

И у него же мы читаем:

Мне бы сесть на дракона в тучах, Впивать сияние, жить в ярком луче!

Множеством легенд окутана жизнь Ли Бо. На него с удивлением смотрели восхищенные современники и назвали его «небожителем, изгнанным на землю».

Ду фу видел в Ли Бо учителя и старшего друга. Он был лишен всеобъемлющей широты Ли Бо. Величие его в другом. Ду Фу впервые в китайской поэзии выступил с бесстрашным словом прямого обличения. Он, как и все его предшественники, писал лирические стихи. Но, пережив мятеж полководца Ань Лу-шаня, по­трясший страну в 755 г. и продолжавшийся десять лет, Ду Фу в своих произведениях рассказал о тяготах народных, особенно усилившихся в это смутное время. «Историей в стихах» называют поэзию Ду Фу.

Поборы разоряли крестьян, войны отнимали кормильцев у семей — обо всем этом писал Ду Фу, сам перенесший много страданий в сво­ей полной скитаний жизни. «Мне бедствия народа сердце ранят, чиновники забыли слово «жалость»!» — восклицает поэт в стихотворении «Засохшие пальмы». Как помочь страждущим людям?

О, если бы такой построить дом, Под крышею громадною одной, Чтоб миллионы комнат были в нем Для бедняков, обиженных судьбой.

(Перевод А. Гитовича.)

116