Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Ему подражали Пушкин и многие другие поэты. Пушкин посвятил Анакреонту свое стихотворение «Гроб Анакреонта».

Помимо одноголосной мелической поэзии, в древней Греции получила развитие хоровая лирика. Она выражала настроения целой груп­пы людей и обычно предназначалась для обще­ственных празднеств. Хоровая лирика отличалась от одноголосной мелики величественным и тор­жественным характером. Это были гимны в честь богов: пеаны (песни-молитвы) в честь Аполлона, дифирамбы в честь Диониса и т. д. Гимны испол­нялись хорами мужчин, а иногда хорами маль­чиков.

Особый вид хоровой лирики составляли парфении, которые пели хоры девушек. В древ­ности славился своими парфениями поэт VII в. до н. э. Алкман.

Другой вид хоровой лирики — произведе­ния, исполнявшиеся во время спортивных со­стязаний.

Высший расцвет хоровой мелической поэзии связан с именем Пиндара (конец VI—начало V в. до н. э.), современника греко-персидских войн. Пиндар принадлежал к знатному роду, объехал многие города Греции, некоторое время жил при дворах сицилийских тиранов. Он писал пеаны, дифирамбы, парфении, но бессмертную

славу принесли ему эпиникии — хвалеб­ные песни, посвященные победителям на спор­тивных состязаниях. Эпиникии Пиндара раз­делены на четыре книги соответственно четырем местам спортивных общегреческих состязаний: Олимпийские, Пифийские, Истмийские, Немейские. К основной теме эпиникий — прославле­нию победителя — примешиваются побочные: Пиндар рассказывает мифы, связанные с древним знаменитым родом своего героя, а также мифы, относящиеся к родине победителя или месту состязания. Он вкладывал в эпиникии длинные рассуждения о морали, религии и т. п.

Лирическая поэзия занимала в древне­греческой литературе первенствующее положе­ние в течение двух с половиной веков (VII в.— первая половина V в. до н. э.). В отличие от более древнего литературного жанра — эпоса, повествовавшего о событиях далекой старины, о богах и героях, лирика подняла злобо­дневные политические вопросы, раскрыла внут­ренний мир человека, чувства и настроения отдельной личности, создала необычайное бо­гатство стихотворных размеров. Все это под­готовило почву для развития нового литера­турного жанра, которому лирика уступила господствующее место в литературе, — афин­ской драмы V в. до н. э.

ПОЭТЫ ДРЕВНЕГО РИМА

Идет семьсот тридцать первый год от осно­вания Рима — двадцать третий год до новой эры. В доме императора Августа на Палатинском холме лучший поэт Рима — Вергилий читает свою «Энеиду» — поэму, которую он пишет уже шесть лет и все еще не считает за­вершенной. С трудом уговорил его Август прочитать из нее хотя бы отрывки. Рядом с Ав­густом сидят его ближайшие советники; среди них щегольски одетый, осанистый Меценат, покровитель и друг Вергилия. Остальные при­сутствующие — поэты, ораторы, ученые, люби­тели искусств. Между ними друг Вергилия — поэт Гораций, плотный, бодрый, раньше вре­мени поседевший человек. Он недавно опубли­ковал свои «Оды» — три книги лирических стихотворений — и теперь наслаждается славой. Рядом с ним драматург Варий, тоже друг Вер­гилия. Здесь и Тибулл, молодой, но уже известный поэт, автор нежных любовных элегии, и Проперций, «ученый лирик», когда-то встре­тивший начало работы Вергилия над «Энеи­дой» восторженными стихами:

Сдайтесь, писатели Рима, сдавайтесь, поэты Эллады: Большее нечто растет здесь «Илиады» самой!

Вергилий высок, крепок, у него грубое, загорелое крестьянское лицо. Слегка жестику­лируя, медленно произносит он стих за сти­хом. Иногда он смущенно обрывает чтение на середине фразы: поэма еще не отделана, в ней есть неоконченные строки.

С восхищением и вниманием слушают со­бравшиеся. Для них это не просто развлечение. Речь идет о создании великой литературы, твор­цами которой римляне могли бы гордиться не меньше, чем греки Гомером и Эсхилом. Речь идет о создании литературы, достойной могу-

100