Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

только в этом. О многих произведениях литерату­ры прошлого нет новых данных, а вместе с тем они по-прежнему интересуют критику. Почему? Потому что мы сами изменились, у нас нако­пился уже новый исторический опыт, и в свете его нас привлекает в произведении то, что ранее не могло привлечь внимания критиков. В самом деле, в «Капитанской дочке» Пушкина речь идет о народном восстании во главе с Емельяном Пугачевым. Пушкин писал о нем пос­ле разгрома восстания декабристов, точнее в 30-е годы XIX в. Белинский писал о Пушкине десятилетие спустя — в конце первой половины XIX в. Но мы-то живем уже после победы Вели­кой Октябрьской социалистической революции, мы воспринимаем восстание Пугачева (1773 — 1775) почти через двести лет, когда народ добился освобождения, нам теперь виднее и те слабости, и та скрытая сила, которые были в движении пугачевцев, мы относимся к Пугачеву совсем иначе и о новом понимании народного восстания во главе с Пугачёвым нам скажет уже критик нашего времени. Пройдут еще годы, и опять накопится новый опыт, и надо будет опять по-новому перечитывать «Капитанскую дочку» — в свете современности. А Гринев? Нам дороги многие черты его характера, мы ценим его прямоту, честность, верность долгу, муже­ство, которое он проявил перед лицом смерти, все то, что привлекло к нему симпатии самого Пугачева. Эти черты близки нашему представ­лению о ценности человека. И в то же время мы видим ограниченность цели, которой служил Гринев: героизм в защите монархии и борьбе с пугачевцами. Видя эти черты харак­тера Гринева, мы яснее можем почувствовать, что дает нам наше время, зовущее человека к подлинно высокой цели. И благодаря «Ка­питанской дочке» мы лучше поймем нашу со­временную жизнь, сравнивая ее с далеким прошлым.

По-своему различные стороны науки о ли­тературе служат одной главной задаче — все более полному освещению литературы, для того чтобы она отдала нам свое богатейшее содержание в самой полной мере.

Наука о литературе освещает литературные произведения ярким светом, без него мы мно­гого в них не увидим, не заметим, не поймем. Наука о литературе обеспечивает писателю ши­рокую дорогу к сердцу и мыслям его читателей.

Литературоведение много дает и автору худо­жественного произведения, раскрывая перед ним секреты мастерства великих писателей. Оно использует их опыт, проверяя новые произ­ведения опытом современности, осмысливая законы, управляющие художественным твор­чеством.

Развитие литературы неразрывно связано с развитием критики и науки о литературе в целом.

А духовное развитие человека очень многим и многим обязано тому, что ему в течение всей его жизни дает литература. И чем лучше чело­век это понимает, тем вернее и тверже идет он по своей жизненной дороге.

О ЛИТЕРАТУРНОМ ТРУДЕ

Лучшие писатели всегда были мыслителя­ми, глубоко задумывавшимися над судьбой человека, а читатель всегда ждал и ждет от литературы указаний жизненного пути.

Вот почему такое важное значение в работе писателя имеет его позиция, его отношение к тому, о чем он пишет, к тем людям, о которых он хочет рассказать, к той деятельности, кото­рую он считает полезной или бесполезной. Позиция эта, отчетливая и ясная, должна опре­делять все направление его работы.

Каков бы ни был человек, где бы он ни жил, чем бы ни занимался, его можно изобразить, нарисовать — и не только красками и карандашом, но и словами. Как же сделать это? Пере­листайте черновики рукописей великих русских писателей — Толстого, Чехова, Достоевского, и вы поймете, какое важное место занимают в них вымышленные биографии персонажей их будущих произведений. В планах Турге­нева можно найти такие подробности жизни героев, которые, казалось бы, даже и не могли ему пригодиться. Писатель должен знать о своих героях гораздо больше, чем он расскажет чита­телю.

Немногие люди видят себя со стороны, мо­гут беспристрастно оценить и понять смысл и развитие собственной жизни. Для писателя—

80