Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

РОЖДЕНИЕ БУКВ

строка показывает, как возникают составные иероглифы, используемые для передачи отвле­ченных понятий. (Кстати, и мы, когда хотим сказать, что человеку можно верить, говорим, что это — человек слова.)

Всего в современной китайской письмен­ности около 60 тыс. иероглифов. Но не все из них используются одинаково часто. Выучить наизусть столько иероглифов — колоссальный труд, и только немногие люди знают их. Обычно китаец владеет несколькими тысячами иеро­глифов, и этого вполне хватает для чтения га­зет, журналов и художественной литературы.

Египетские иероглифы не так уж долго оставались идеографическими знаками. Довольно скоро наряду со знаками, обозначающими непосред­ственно содержание слова без учета его звучания, появились фоне­тические знаки, отражающие именно звучание. Собственно, они суще­ствовали в египетской письменности всегда: как иначе можно было напи­сать чье-либо имя? С течением вре­мени грамотных становилось больше: уже не только жрецы, но и купцы, моряки и военачальники нуждались в письменности, чтобы вести свои де­ла. А фонетический принцип ока­зался гораздо более легким и доступ­ным для усвоения и употребления, чем идеографический, который тре­бовал механического запоминания со­тен знаков. Поэтому египтяне пере­шли в основном на фонетическую письменность.

Появились знаки двух типов. Од­ни обозначали звучание слова, но при этом воспроизводили только со­гласные звуки (вспомните, что древ­неегипетский язык относится к се­мито-хамитским, и посмотрите, что говорится в разделе о грамматиче­ских способах о так называемой внут­ренней флексии). В древнеегипетском языке, как и в любом другом, мно­гие слова содержали одни и те же согласные, но различались по соста­ву гласных. И чтобы не смешивать друг с другом эти слова, к обозна­чению согласных прибавляли пояс­няющий знак. Он показывал, к ка­кой группе значений относится это слово, и играл роль так называемого опре­делителя (рис. 9).

Приведем пример из русского языка. Пред­ставьте себе, что мы с вами пользуемся египет­ским принципом письма. Может быть множест­во слов, содержащих согласные сн: сон, сан, сени, сено, сын, сани, соня, осень, Сеня (имя). И вот слово сын надо было бы обозначить: сн+ знак мужчины; сансн + вельможа; сенисн + дом; сено сн + поле; сани сн + дви­гаться; осень сн +время года; Сеня сн + специальный знак для собственных имен, а сон сн + «отвлеченное понятие» (рис. 9).

62