Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Почему мы говорим «вавилонское столпотво­рение»? Оказывается, все дело в «башне» — в древности ее называли «столп».

века» своей истории. Бог разрушил планы лю­дей самым простым способом, смешав их язы­ки. Строители потеряли возможность общения и не смогли достроить башню, а люди с тех пор стали говорить на разных языках.

Это легенда, но в ней выражена мечта о еди­ном языке. Потребность в таком языке ощуща­ется все более и более остро, она становится исторической необходимостью. Разве не выигра­ло бы дело мира, взаимопонимание между на­родами, научный прогресс, международные связи от общего для всех языка? Огромная ар­мия переводчиков ежедневно выполняет во всем мире колоссальную по объему работу, без которой любое современное общество просто не могло бы существовать. И пока в мире нет языка, общего для всех людей независимо от их национальной принадлежности, эта работа должна и будет выполняться во все увеличи­вающемся объеме.

Может быть, стоит немного подождать — и «людская речь в один язык сольется», как пи­сал когда-то Сергей Есенин? В самом деле, сло­во спутник вошло в самые различные языки, слова совет, коммунист, колхоз и многие другие понятны во всем мире без перевода. Давно уже существует и ежегодно пополняется междуна­родная научно-техническая терминология. Так, шаг за шагом языки сближаются и через какое-то время... Нет, здесь не должно быть никаких иллюзий.

Заимствования проникают во многие языки, но слова, обозначающие такие основные, ис­конные для человека понятия, как земля, человек, работать, страна, любовь, солнечный, завтра, он, все и тысячи других, не обнаруживают ника­ких тенденций к сближению разноязычных зву­ковых форм. Если сопоставить звуковой и грамматический строй, например, русского, китай­ского, английского, арабского, венгерского и грузинского языков, то здесь мы тем более не увидим сколько-нибудь заметного их сближе­ния за последние десятилетия или даже столе­тия. Конкретно представить себе естествен­ное, стихийное слияние этих языков невоз­можно.

Значит, и в области языка «мы не можем ждать милостей от природы». Возможно, человечеству придется перевести в науч­ную программу идею искусственного создания общего для всех языка (если, конечно, по­требность в таком языке не исчезнет или не ослабнет в связи с распространением порта­тивных и универсальных кибернетических переводчиков, о которых мечтают писатели-фантасты). И нас не должно пугать, что этот язык будет искусственным, сознательно пу­щенным в оборот «лингвистическим спутником».

Создание и распространение единого для всех языка потребовали бы огромной под­готовительной работы. Ведь необходимо устра­нить всякую случайность и необоснованность в выборе и согласовании частей языка. А для этого надо решить еще очень и очень много спе­циальных лингвистических, да и не только лин­гвистических, проблем.

Но представим себе, что наконец специа­листы подготовили и при активном содействии всех народов «запустили в будущее» общий язык. Отомрут ли с появлением и распростра­нением такого языка наши естественные, ма­теринские национальные языки? Трудно за­глядывать в очень отдаленные от нас эпохи. Можно лишь утверждать, что национальные языки еще много лет после «запуска» общего языка будут верой и правдой служить народам, надолго останутся формой развития националь-

27