Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

русского литературного языка стояли такие гиганты, как Ломоносов и Пушкин. Но пло­дами их деятельности могли воспользоваться тогда лишь немногие грамотные люди. С тех пор развитие литературного языка, усилия десятков выдающихся писателей и поэтов не­измеримо умножили выразительные возможно­сти русской речи, а ее богатства ныне откры­ты для всех.

Никто не рождается с готовым чувством языка. Речевые навыки и привычки, как и весь культурный облик человека,— результат опы­та, жизни, воспитания и самовоспитания.

С другой стороны, живучая, как всякий сорняк, бесцветная, штампованная речь, раз­ного рода языковое неряшество тоже воспиты­вают—но не вкус, а безвкусицу. Поэтому так важна борьба с языковым бескультурьем в уст­ной и письменной речи.

Борьба эта должна быть сознательной. Овла­дение навыками правописания, чему учит шко­ла,— это только первый необходимый шаг в язы­ковой культуре нашего современника. Знания основ науки о языке — база для сознательного повышения культуры речи и умения самостоя­тельно разбираться в явлениях языка.

Одна из аксиом языкознания — последова­тельное различение звука и буквы. Если чело­век их путает, он смешивает грамматику и фо­нетику с орфографией. В слове яма три буквы, но четыре звука: одна из букв (я) обозначает сразу два звука (йа). В слове пить сочетанию букв ть соответствует один мягкий звук т.

Алфавит, т. е. система букв для передачи на письме звуков нашей речи, не связан с этими звуками необходимой связью. Так, у современ­ного сербскохорватского языка не один, а два алфавита: один — на русской основе, другой— на латинской. И оба они неплохо обслуживают этот славянский язык.

Орфографические правила устанавливаются на десятилетия, а то и на века. Язык же изме­няется непрерывно. И время от времени орфо­графию, отставшую от развития звукового язы­ка, необходимо совершенствовать, иначе она в конце концов окажется такой же трудной, как английская (пишется enough, читается [«инаф»]). Но усовершенствование орфографии— это отнюдь не реформа грамматического строя языка: отдав в чистку свою орфографи­ческую одежду, звуковой язык останется са­мим собой и облачившись в обновку.

Несомненно, во власти общества, особенно социалистического, изменять в случае необхо­димости систему письменности родного языка.

В принципе возможна и замена русского, ки­риллического письма латиницей или перевод, скажем, английского языка на кириллицу.

Но осуществить это не так просто, да и не к чему. Современный русский алфавит, напри­мер, очень хорошо и экономно передает все необходимые особенности русских звуков, и ре­альной потребности в какой-либо реформе рус­ской графики, очевидно, нет, как и в рефор­ме грузинской или армянской оригинальных систем письма, существующих больше тысяче­летия.

Трудность изучения иероглифической ки­тайской грамоты, как правило передающей не звучания слов, а только их значения, вошла в поговорку и стала серьезным препятствием для распространения элементарной грамотности.

Знаменитый английский драматург Бер­нард Шоу завещал значительную сумму денег на создание совершенно новой системы пись­менных знаков для современного английского языка. Такую систему сейчас выработали и со­вершенствуют специалисты. Однако будущее нового алфавита весьма неопределенно. Старая пословица говорит: «Лучшее — враг хорошего». Трудности введения «лучшего» алфавита могут оказаться такими, что целесообразнее будет сохранить пусть далеко не совершенный, но привычный алфавит: ведь он удовлетворяет потребности общества.

История науки знает огромное количество предложений, направленных на замену разных сосуществующих в мире систем письма единой, общей для всех языков. Авторы таких проектов обычно не учитывают, что подобная реформа не затронула бы куда более значительных и су­щественных различий между самими языками, их звуковым и грамматическим строем, словар­ным составом, фразеологией и т. д. В наши дни такая игра явно не стоит свеч, затраты не оку­пились бы результатами.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ РЕЧИ

Извечная мечта человечества — создать об­щий для всех народов язык. По древнегрече­скому мифу, Прометея, открывшего людям сек­рет божественного огня, жестоко наказали боги. Таким же божеским наказанием выглядит множественность человеческих языков в биб­лейской легенде о Вавилонской башне, которую якобы человечество задумало построить до са­мых небес еще в одноязычную эпоху «золотого

26