Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Стада овец в госхозе   «Орхон»,

просо, овес, кукурузу. Монгольские земледель­цы уже не только обеспечивают родину собст­венным хлебом, но и вывозят часть зерна за границу.

В четвертом пятилетнем плане (1966—1970) намечено довести поголовье скота до 25— 26 млн., посевные площади — до 700— 720 тыс. га, а продукцию промышленности почти удвоить. Тогда еще выше поднимется материальный и культурный уровень жизни монгольского народа.

Монгольский народ строит социализм под руководством Монгольской народно-револю­ционной партии, насчитывающей в своих рядах более 48 тыс. передовых рабочих, аратов и представителей интеллигенции. Состоявший­ся в июне 1966 г. XV съезд партии принял новую программу партии — программу завершения строительства социализма в Монголии.

Боевым помощником и надежным резервом партии является Монгольский революционный союз молодежи. Он был создан в 1921 г. и объ­единяет сейчас около 80 тыс. юношей и деву­шек. Младшие помощники союза молодежи — пионеры. Монгольская пионерская организа­ция, носящая имя Сухэ-Батора, была создана в 1925 г.

Успешное строительство социализма в Мон­голии имеет очень большое международное зна­чение. Ведь Монголия переходит к социализму

непосредственно от фео­дализма, минуя капи­талистическую стадию исторического развития. Путь МНР служит при­мером для многих моло­дых государств Азии и Африки, недавно освободившихся от коло­ниального гнета и оп­ределяющих свою даль­нейшую судьбу.

Монгольская Народ­ная Республика является равноправным членом мировой системы социа­лизма, в частности Сове­та Экономической Взаи­мопомощи (СЭВ). Капи­талистические государ­ства долгое время пре­пятствовали приему МНР в ООН. Однако осенью 1961 г., после настоятельных требова­ний Советского Союза и других миролюбивых государств, Монгольская Народная Респуб­лика была принята в члены ООН.

Монгольский и советский народы связы­вает давняя прочная дружба. Она скреплена кровью, совместно пролитой в годы народной революции в Монголии, а также при отражении японской агрессии в районе Халхин-Гола (1939). Большую помощь оказал монгольский народ советским людям в трудные годы Вели­кой Отечественной войны: он посылал продо­вольствие, шерсть и кожу, а также быстроно­гих коней для советской кавалерии.

Мощные удары по войскам фашистской Гер­мании наносили танковые и авиационные под­разделения, созданные на средства, собранные трудящимися Монголии. А когда в 1945 г. раз­вернулись боевые действия Советской Армии на Дальнем Востоке против японских империа­листов, Монгольская народно-революционная армия действовала совместно с армиями совет­ского Забайкальского фронта.

В 1946 г. между СССР и МНР был заключен договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. В январе 1966 г., когда двадцатилет­ний срок действия этого договора истек, пра­вительства Монголии и Советского Союза за­ключили новый договор.

Братская дружба между нашими народами у взаимопомощь развиваются и крепнут.

Монголия. В дни народного празд­ника надома устраиваются соревно­вания сильнейших борцов, искус­нейших стрелков и наездников.

НЕПАЛ

Хотя столица Непала и находится за три­девять земель от Москвы, попасть в нее теперь можно с помощью авиации за сутки. Сидя в комфортабельном самолете, я с волнением думал о том, что скоро ступлю на землю, кото­рую много лет изучал по книгам, фотографиям, картам. Такова ли эта страна, какой я ее себе представляю, обрадует ли она меня, или разо­чарует...

На моих коленях лежит географическая карта Азии. Небольшой четырехугольник меж­ду Индией и Китаем (так выглядят на карте очертания Непала) полтора десятка лет назад заинтересовал меня, географа, своей малоизвестностью и, как мне казалось тогда, загадоч­ностью. В самом деле, до 1948 г. в Центральном Непале побывало всего около пятидесяти евро­пейцев. Вся мировая литература об этой стране до 40-х годов насчитывала немного книг. Непал казался тогда очень далеким от СССР, и мы мало что знали о нем.

До 1956 г. добраться в столицу Непала — город Катманду даже из южных районов стра­ны можно было только пешком по узким гор­ным тропам, и путь этот занимал много дней. Еще несколько десятилетий назад высоких са­новников носильщики доставляли в столицу через горы в особых носилках — паланки­нах. На плечах тех же кули перетаскивались автомашины, закупленные для правителей страны за границей, и даже памятники, отли­тые за рубежом и предназначенные для уста­новки на площадях Катманду. Шоссейная дорога соединила столицу Непала с внешним миром только в 1956 г. Незадолго до этого в стране появились и первые самолеты.

...Но что так тряхнуло нашу машину? Ага, воздушная яма. Стюардесса успокаивает, что это обычное здесь явление. Самолет поднимается вдоль горного ущелья все выше и выше, наконец переваливает через предпоследнюю сту­пень Гималаев — Махабхарат.

Внизу открывается чудесная панорама долины Катманду — «жемчужины Гималаев». А рядом вздымаются неприступные громады гор, острозубчатые снежные вершины которых окрашены восходящим солнцем в густые сире­невато-розовые тона.

А между тем самолет начинает снижаться и вскоре плавно садится на аэродроме Гаучар. На фронтоне невысокого белоснежного здания я читаю: «Катманду, аэропорт, 4423 фута над уровнем моря».

Садимся в автомашину и направляемся в столицу. Вокруг, насколько хватает глаз, простирается слабоволнистая местность, окайм­ленная со всех сторон горизонта горами. Скло­ны холмов испещрены сверху донизу узкими террасами, занятыми посевами риса. Террасы — плод титанического труда многих поколений людей.

Но вот наш автомобиль движется уже по предместьям Катманду. Появляются жилые до­ма непальцев, построенные в самобытном нацио­нальном стиле. Они двухэтажные, сложены из кирпича и побелены известкой, фасады у мно­гих из них деревянные. В нижних этажах по­мещаются магазины или мастерские ремесленников. Окна без стекол, с деревянными решет­чатыми ставнями. Черепичная крыша обычно выступает вперед, образуя карниз, и опирается на наклонные подпорки. Окна, двери, карнизы украшены причудливыми узорами.

В пестрой уличной толпе встречаются пере­носчики тяжестей с большими бамбуковыми корзинами за плечами, босые горцы с вязанка­ми дров, буддийские монахи, медленно шагаю­щие в желтой шелковой накидке. Большая часть мужчин носит белые узкие брюки, белую длин­ную рубаху на выпуск, черные жилеты или пиджаки и матерчатую шапочку (топи). Жен­щины носят свободную кофту, длинную юбку, собранную у пояса, и платок, прикрывающий голову и плечи. Девушки украшают шею бу­сами, на запястьях у них широкие браслеты, в ушах и в ноздре сережки. На улицах столицы можно встретить представителей почти всех народов, населяющих Непал,— неваров, магаров, гурунгов, киратов, шерпа, лепча и др. Государственный язык в стране — непали.

Когда впервые приезжаешь в Катманду, то ростки новой жизни не сразу заметишь среди обступивших тебя со всех сторон древних хра­мов, небольших религиозных памятников

310