Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Обелиск, сооруженный в Москве в честь открытия эры покорения Космоса.

ностям, каждому — по потребностям». Здесь надо заметить: суть коммунистического равен­ства заключается не в том, что все будут полу­чать равное количество материальных благ, а в том, что каждый сможет получить то, что ему нужно. По этому поводу те, кто не верит в ком­мунистическое будущее, заявляют: ничего не получится, никто не захочет работать, каждый потребует себе хорошую квартиру, дачу, ма­шину, а может и не одну, и будет «наслаждать­ся жизнью». Может быть, так могло бы слу­читься, если коммунистический принцип рас­пределения «ввести» сегодня, когда люди еще в значительной мере заражены старыми взгля­дами. Но ведь мы говорим о будущем обществе и о будущих людях, для которых наслаждение жизнью будет в творчестве, в радости созида­ния. Каждый человек сможет удовлетворить все свои потребности, но это будут потребности не мещан, а высококультурных людей.

В конечном счете (на это потребуется, види­мо, не одна сотня лет) при коммунизме исчезнут различия национальные и даже расовые, чело­вечество превратится в единую семью землян с одним языком, единой культурой, едиными традициями и нравами.

Превращение труда в жизненную потреб­ность, полное равенство всех членов общества сделают ненужным существование государства.

Почему государство необходимо при социа­лизме? Потому что армия должна защищать страну от врагов, милиция, суд и прокурату­ра — следить за порядком, а государственные служащие — заботиться о том, чтобы все части, все элементы огромного общественного орга­низма действовали четко и слаженно. Но когда коммунизм установится на всей земле, тогда не нужна будет армия: ей не от кого будет обо­роняться. Если все будут добровольно соблю­дать порядок — не воровать и не хулиганить,— нечего будет делать органам охраны обществен­ного порядка. Если, наконец, каждый человек будет иметь и время, и соответствующие зна­ния, чтобы по мере надобности участвовать в управлении общественными делами,— зачем тог­да особая группа государственных служащих, профессионально занятых управлением? Когда каждый станет государственным деятелем, тогда не нужно будет государства — его сменит коммунистическое самоуправление.

Сущность отмирания государства, перехода к коммунистической организации управления делами общества состоит во всемерном развитии демократии. Участие в самоуправлении при коммунизме станет для каждого человека такой

же внутренней потребностью, какой станет труд вообще. Но для этого нужно создать изо­билие материальных и духовных благ и на этой основе очистить сознание человека от много­вековой накипи индивидуалистических пере­житков.

Находятся скептики, которые спрашивают: разве возможно общество без государства? Ведь это будет царство анархии, беспорядка, произ­вола. Такие представления не имеют ничего общего с научным коммунизмом. Самоуправ­ление — это не самоуправство. Человек станет полностью свободным не потому, что он сможет поступать, как ему заблагорассудится, а пото­му, что потребности, интересы общества будут его личными потребностями и интересами. Ком­мунистическое самоуправление приведет к укреплению общественного порядка. Ведь самый прочный порядок тот, который поддерживается всем обществом, всем населением. Никакое об­щество невозможно без определенных форм контроля и организованности. Тем более это верно по отношению к коммунистическому об­ществу, где четкость, слаженность работы со­циального организма требуют сознательной, товарищеской дисциплины, твердого плана, согласованности действий.

Недруги коммунизма пытаются также дока­зать, будто все попытки организовать комму­нистическое самоуправление разобьются о низ­менную природу человека, его агрессивные, собственнические инстинкты. Люди, говорят эти теоретики, по природе своей злы, враж­дебны друг другу, ими руководят корысть и эгоизм и они никогда не научатся уважать друг друга, самозабвенно трудиться на благо общества и соблюдать правила общежития. Так ли это? Нет, не так.

Слов нет, тысячелетия господства эксплуа­таторов, частной собственности оставили глу­бокий след в сознании людей. Тунеядцы, стяжа­тели, карьеристы и прочие антиобщественные элементы существуют и при социализме. Но мы знаем, что природа человека, т. е. характер и формы его поведения, его отношения к труду, к обществу, к другим людям, зависит от усло­вий его жизни. Чтобы изменить людей, надо изменить эти условия. Поэтому к человеку коммунистического общества нельзя подходить с меркой вековых традиций. Это будет новый человек, с новыми представлениями и взгляда­ми, с новыми нормами поведения.

По мере продвижения к коммунизму будет возрастать роль органов, ведающих развитием народного хозяйства, культуры, здравоохра-

90

нения, просвещения, поскольку увеличатся масштабы и усилится необходимость единого централизованного, планового руководства все­ми сторонами общественной жизни. Сохранится и получит дальнейшее развитие советская или аналогичная ей форма управления обществом. Советы — это подлинно народная, массовая организация. При социализме — это и органы государства, и школа управления государством, основное средство привлечения миллионов к го­сударственной работе. При коммунизме это будут не государственные, а общественные организации, органы развитой, всеобъемлю­щей демократии.

Постепенное отмирание государственных и политических организаций не исчерпывает из­менений, которые произойдут в обществен­ной жизни и идеологии общества. Исчезнет ре­лигия. Религиозные представления будут пол­ностью вытеснены научным мировоззрением. Исчезнет право: для того чтобы соблюдались права личности, чтобы каждый выполнял свои обязанности, не потребуется системы правовых, т. е. принудительных, запретов и мер воздей­ствия, Отношения между людьми будут пол­ностью определяться нормами коммунистиче­ской морали. Не страх перед наказанием, а вы­сокая нравственность сделает невозможным, чтобы кто-то сознательно причинил зло другому человеку или обществу.

Главным полем деятельности людей будут наука и искусство. Причем грань между уче­ным и художником станет условной и подвиж­ной. Эстетические потребности человека под­нимутся на такую ступень, когда для их удовлет­ворения уже будет недостаточно «потреблять» искусство, т. е. только наслаждаться произве­дениями искусства. Радость открытия, поиск истины будут неразрывно связаны с художест­венным творчеством, с созданием прекрасного.

Обязательным элементом культуры, образа жизни всех станут спорт, физическая культура. Каждый человек будет представлять собой гар­монично, всесторонне развитую личность, со­четающую нравственную чистоту, духовное богатство и физическое совершенство. Добро, ис­тина, красота превратятся в основные ценности цивилизации.

Коренным образом изменятся быт, повсе­дневные условия жизни человека. Уйдет в про­шлое то, что мы называем «домашним хозяй­ством». Семейные отношения очистятся от вся­кой примеси материальных расчетов. Совер­шенные средства транспорта и связи сократят земные расстояния, сделают предельно доступными каждый уголок нашей планеты, прибли­зят людей друг к другу.

Гигантский рост производительных сил и производительности труда на какой-то стадии развития общества приведет к тому, что проб­лема обеспечения человечества всем необходи­мым (пищей, одеждой, жилищем и т. п.) будет окончательно и навсегда решена. Могучая ин­дустрия, действующая по единому плану, все­мирная народнохозяйственная система — фун­дамент коммунистического общества. Сейчас трудно предугадать, как будет выглядеть тех­ника развитого коммунизма. Ясны лишь ее об­щие контуры — максимальная и комплексная автоматизация всех производственных процес­сов, полная индустриализация сельского хо­зяйства, большой удельный вес синтетических материалов, кибернетизация управления тех­нологией и вообще хозяйством.

Пусть всегда будет солнце...

Было бы неправильно представлять комму­низм как некое идиллическое общество, свобод­ное от всяких противоречий, от тревог и забот, от драм и трагедий. Если бы это было так, ком­мунизм был бы обречен на постепенную дегра­дацию, утрату жизненных, творческих сил. Но этого не случится. Мир, окружающий нас, бесконечен. Наши далекие потомки никогда не смогут сказать: «Мы знаем все. Нам все под­властно». И поэтому вечное, постоянно разре-

91