Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

жар якобы должен был послужить «сигналом коммунистической партии» к восстанию.

Фашистские банды обрушились на рабочие кварталы. Сотни тысяч коммунистов и демо­кратов были брошены в тюрьмы. Большинство их погибло от рук гитлеровских палачей. В марте 1933 г. нацисты напали на след Эрнста Тельмана и арестовали его, как и большинство других руководителей компартии.

Среди арестованных гитлеровцами оказались руководитель Болгарской коммунистической партии Георгий Михайлович Димитров и два его соотечественника, находившиеся в эми­грации в Германии. Их обвинили в организации поджога рейхстага.

Осенью 1933 г. Димитров и его товарищи предстали перед фашистским судилищем в Лейпциге.

Подсудимый Димитров, закованный в кан­далы, сумел превратить суд над коммунистами в обвинительный процесс над фашистским ре­жимом. Георгий Димитров разоблачил показа­ния лжесвидетелей и доказал, что рейхстаг со­жгли сами фашисты.

Вскоре после прихода Гитлера к власти все промышленное производство в Германии было подчинено небольшой группе монополи­стов. На заводах и фабриках установили казар­менную дисциплину. Повсюду: на предприя­тиях, в учебных заведениях, в жилых кварта­лах — гитлеровцы посадили шпионов, секрет­ных осведомителей, которые выдавали тайной полиции (гестапо) тысячи людей, недовольных фашистскими порядками, обрекая арестованных на мучения и смерть.

Фашисты свирепо преследовали передовую мысль, подлинную науку и искусство. Повсюду в Германии запылали костры, на которых горели великие произведения Маркса, Энгель­са, Ленина, классиков мировой художествен­ной литературы, лучших немецких писателей.

Два очага войны

Мировой экономический кризис усилил опасность войны, потому что обострил борьбу

Пролетарский революционер, антифашистский трибун

«А он стоит, как партия, как класс,

Стоит на почве, твердой, как гранит.

Он чувствует дыханье братских масс,

Oн так силен лишь тем, что с ними слит.

Народы с ним защитники, друзья!

И пред судом стоит он, как судья».

Эти стихи немецкого поэта Иоганне­са Бехера посвящены славному пред­ставителю ленинской гвардии Геор­гию Димитрову, человеку, чья герои­ческая борьба на Лейпцигском про­цессе явилась важнейшим этапом борьбы коммунистов всех стран, всех демократических и прогрессивных от­рядов человечества против пришед­шего к власти в Германии фашизма, против его зловещей политики реак­ции и войны. Георгий Димитров по­вернул все обвинения и судебный про­цесс в целом против фашизма. Он показал подлинную природу фашизма и бросил в лицо фашистским судьям вопрос: в какой стране фашисты не варвары и не дикари? Он испольаовал трибуну суда для пропаганды идей коммунизма.

— Я пролетарский революционер, как член ЦК Болгарской компартии и член Исполкома Коммунистического Интернационала,— сказал Г. Димит­ров судьям,— являюсь ответственным и руководящим коммунистом.

И я вполне готов нести полную ответственность за все решения, до­кументы и действия моей Болгарской партии и Коммунистического Интер­национала. Но именно поэтому я не авантюрист-террорист, не заговор­щик и не поджигатель.

Я за пролетарскую революцию и за диктатуру пролетариата. Я глубоко убежден в том, что в этом спасе­ние и единственный выход из эконо­мического кризиса и военной ката­строфы капитализма.

Борьба за диктатуру пролетариата и за победу коммунизма, бесспорно, составляет содержание моей жизни.

Колесо истории вертится, движет­ся вперед, в сторону Советской Евро­пы, в сторону Всемирного союза со­ветских республик. И это колесо, подталкиваемое пролетариатом под руководством Коммунистического Ин­тернационала, не удастся остановить ни истребительными мероприятиями, ни каторжными приговорами, ни смерт­ными казнями. Оно вертится и бу­дет вертеться до окончательной победы коммунизма!

Георгий Димитров выступает на фашистском судилище, обличая Геринга. Фотомонтаж художника Д. Гартфильда, 1933 г.

28