Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

собираются захватить колонизаторы, Миклухо-Маклай снова поехал на этот остров. И действи­тельно, первые колониальные авантюристы уже успели совершить разбойничье нападение на мирные селения островитян и многих из них увезли в рабство на свои плантации. Миклухо-Маклай, стремясь защитить своих друзей па­пуасов, направил царскому правительству пись­мо с предложением принять Берег Маклая под покровительство России. Но это предложение было отклонено.

Вернувшись в Петербург, ученый выступил в газетах с призывом ехать с ним на Новую Гвинею для основания добровольной колонии. Желающих оказалось более 2000 человек. Осуществить этот план, не имея средств, ученый не смог. В 1884 г. Германия объявила Берег Маклая своей колонией. Миклухо-Маклай по­слал немецкому правительству негодующий протест.

Миклухо-Маклай подорвал здоровье в пу­тешествиях и в возрасте 42 лет умер, так и не успев опубликовать своих главных научных работ.

Его дневники путешествий и научные сочи­нения были изданы лишь в советское время, когда идеи ученого о равноправии людей не­зависимо от цвета кожи и национальности впервые в истории человечества стали зако­ном жизни общества. Миклухо-Маклай сделал немало географических открытий, но самое большое открытие, обессмертившее его имя,— это открытие человека среди «первобыт­ных народов». «Вы, — сказал восхищенный Л. Н. Толстой,—первый, несомненно, опытом доказали, что человек везде человек!»

СОВЕТСКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Как ни велики были достижения русских исследователей в дореволюционный период, все же на карте нашей Родины оставалось еще немало «белых пятен». В Заполярье, Восточной Сибири, Средней Азии простирались обширные пространства неисследованных земель. Слабо изученными оставались не только малонаселен­ные и неосвоенные окраины, но и значительные территории центральных, казалось бы, давно известных частей нашей страны.

Еще в тяжелые годы разрухи и гражданской войны по решению партии и правительства на­чалась организация планомерного и всестороннего исследования природы нашей Родины. Эта важнейшая задача была поставлена В. И. Лениным перед учеными в апреле 1918 г. в знаменитом «Наброске плана научно-техни­ческих работ». Вскоре в различные районы моло­дой Советской республики направились экспеди­ции для разведки полезных ископаемых, изы­скания трасс новых дорог, поисков районов добычи рыбы и морского зверя.

С 1920 г. на Кольском п-ове работала ком­плексная экспедиция под руководством Алек­сандра Евгеньевича Ферсмана. Она обнаружила богатейшие месторождения апатитов, нефелинов и другого промышленного сырья.

Гражданская война задержала претворение в жизнь ленинской идеи развития производи­тельных сил отсталых районов и национальных окраин. К систематическому их исследованию ученые смогли приступить в середине 20-х годов. Особенно важные открытия были сде­ланы на северо-востоке страны в огромной ма­лонаселенной области между р. Леной и Берин­говым проливом. Эта огромная территория, равная по площади трети Европы, местами оставалась «белым пятном». Карта правильно отображала лишь морские берега, а реки и горы нередко имели фантастические очертания.

В «Атласе мира», изданном в Петрограде в 1916 г., внутри дуги Верхоянского и Стано­вого хребтов показывалась система горных цепей и гряд, простирающихся на северо-восток па­раллельно крупнейшим рекам этой области — Яне, Индигирке, Колыме.

В 1926 г. экспедиция во главе с Сергеем Владимировичем Обручевым установила, что горные цепи Индигиро-Колымского района идут с северо-запада на юго-во­сток, т. е. поперек течения главных рек этой области. На месте предполагавшейся низмен­ности оказались мощные горы. Вся эта горная система была названа хребтом Черского в честь отважного исследователя края, путешествовав­шего по Колыме в 1892 г. вместе с женой и двенадцатилетним сыном.

Экспедиция С. В. Обручева открыла в систе­ме Верхоянского хребта четыре горные цепи, а не одну, как показывали на старой карте. После работ ряда экспедиций в 1928—1930 гг. в бассейне Колымы в верхнем течении реку при­шлось «передвинуть» на карте Азии почти на 200 км к юго-востоку, а в нижнем — к северо-западу.

В эти же годы географы установили, что огромная горная цепь, обозначавшаяся на

345