Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

На берегу Гвинейского залива Ганнон и его спутники наблюдали извержение вулкана Феон-Охема (ныне Камерун).

Полтора года плыл Марко Поло к родным венецианским берегам.

* * *

Прошли века. Перестали существовать прежде могучие и обширные царства: исчезла Шривиджайя; распалась великая яванская им­перия Маджапахит, простиравшаяся в середине XIV столетия от Филиппин и Новой Гвинеи до западной оконечности Суматры.

Повсюду возникли многочисленные княжест­ва — обломки прежних империй. Во многих княжествах выросли богатые и сильные тор­говые города. Это были удивительные города. Тростниковые хижины, глинобитные тесные и грязные домики беспорядочно лепились к ог­ромным складам, корабельным верфям, порто­вым причалам. Темные, узкие переулки ки­шели притонами и харчевнями. На пристанях, заваленных товарами, теснился разноплемен­ный люд. Чужеземцев здесь было не меньше, чем местных жителей. Суда стояли в гаванях впритык друг к другу.

В час разгрузки на палубах порой разго­рался яростный спор чужеземных купцов с до­родными таможенными досмотрщиками. Местные правители неукоснительно взимали пошлины с каждой партии товара. Купцы платили, но издержки искупали с лихвой: на этом морском базаре можно было заключить любые сделки.

Но все эти города затмила Малакка — нич­тожная рыбачья деревушка в начале XV в , а к концу его — величайший торговый порт, «Вене­ция азиатских морей». Небольшая река делила город на две неравные части. К югу от реки в зелени садов белели стены мечетей и дворцов.

На северном берегу реки за длинным рядом приземистых грязно-белых складов была де­ловая часть города: рынок, дома местных куп­цов и четыре иностранных квартала. Здесь порой располагалось до 10 тыс. торговых го­стей: купцы и мореплаватели из разных ин­дийских царств, цейлонцы, сиамцы, бирманцы, жители яванских и суматранских городов, ка­питаны легких двухмачтовых кораблей из га­ваней Сулавеси, с Молуккских о-вов, Тимора, Бали, о-вов Банда. Приезжали в Малакку иранцы, сирийцы, армяне, греки, египтяне и их компаньоны по торговле пряностями — ве­нецианцы.

От моря к реке, полукругом огибая бога­тые купеческие кварталы, тянулась широкая полоса трущоб. Тростниковые хижины, легкие навесы на бамбуковых жердочках, глинобит­ные конуры, пещеры, вырытые в рыхлой крас­новатой земле, были беспорядочно рассеяны среди смрадных куч, складов корабельного

леса, загонов для скота, унылых мусульман­ских кладбищ.

В Малакке было тридцать тысяч домов. В ее гавани стояло более сотни кораблей. Сюда привозили златотканые материи из Сирии, опи­ум и ароматические смолы из Аравии, слоно­вую кость и черное дерево из Африки, хлоп­чатые ткани из Гуджарата и Бенгалии, ковры и дорогое оружие из Ирана. Приходили в Ма­лакку корабли с Запада, используя весенний попутный муссон. А с юго-востока, с Молукк­ских о-вов, купцы привозили пряности. Гро­мадные тюки с гвоздикой, перцем, мускатным орехом перегружались в Малакке на местные и чужеземные корабли. Пряности шли в Пекин и в Киото, в Каир и в Венецию. На свои острова молуккские купцы увозили хлопчатые ткани и шелка.

Изучая португальские, малайские и другие письменные источники, можно сделать вывод, что из Малакки, суматранских и яванских го­родов далеко на запад и восток уходили ко­рабли еще задолго до того, как у берегов Индии и Малакки появились португальцы.

Корабли строили малайские и яванские ма­стера. Один португальский летописец начала XVI в. писал: «Эти джонки (так здесь назы­вают корабли) гораздо больше наших кораблей и похожи на них. Нос и корма по форме у них одинаковы и снабжены рулями, а па­руса делаются из тростника... и корабли эти грузоподъемнее наших и более надежны в пла­вании, и бортовые надстройки на носу и на корме у них высокие, так что судно похоже на верблюда».

На этих судах малайские кормчие смело выходили в открытое море. Они располагали превосходными морскими картами, которые португальцы ценили дороже золота. Пользуясь этими картами, португальские капитаны со­вершали «открытия» в морях Малайского архи­пелага.

О путешествиях малайских мореплавателей мы пока знаем немного. Этим вопросом лишь в последние годы всерьез занялись ученые Индо­незии.

ВЕНЕЦИАНСКИЙ ПУТЕШЕСТВЕННИК МАРКО ПОЛО

Марко было 15 лет, когда из далекого и продолжительного странствия вернулись в Ве­нецию его отец Николо и дядя Матео — бога­тые купцы. Это было в 1269 г. Они побывали

289